{HEAD}


На главную



Формирование музыкального искусства

Музыка является видом искусства, художественным воплощением которого является звук, уникальным, известным автору, образом организованный во времени.

Развитие музыки в историческом контексте являлось неотделимой частью формирования и выражения чувственных способностей человека - ход слухового освоения музыкального материала в изменяющихся культурных условиях является самым выраженным фундаментальным уровнем истории музыки.

В рамках первобытного синкретического искусства, в котором содержались зачатки поэзии и танца, музыка была первородной, без множества качеств, ставших доминирующими позднее.

В раннестадиальном фольклоре разных народов музыкальный материал был с неустойчивой высотой, неотрывно связанный с речевой артикуляцией. Часто мелодия представляет собой эклемику (сочетание глиссандирующих подъемов и спадов), объединенных в контрастные высотные зоны в определенном ритме, зависящем от ритмики словесного текста и танца. Однако даже эта музыка уже была наделена эмоциональной выразительностью благодаря изначальной связи музыкального интонирования с психофизиологическими качествами людей - словом, с пластическим движением; благодаря включенности создания музыки в трудовые процессы и ритуалы, быт (народная музыка). Постоянство этого союза, формирующего начальные музыкальные жанры, в результате приводит к стабилизации высот, к их закреплению в определенном порядке и строе.
http://muzika-i-kultura.ru/index.html

Правда о шимпанзе

Несколько лет назад исследователи Дейв Морган и Крикетт Санз стали свидетелями необычного явления. Когда они устраивали лагерь в дебрях дождевого тропического леса Конго, невдалеке раздалось хриплое уханье самцов шимпанзе. Звуки становились все громче, и ученые поняли, что шимпанзе быстро двигаются по верхнему ярусу леса, причем направляются в сторону лагеря и скоро появятся прямо над головами.

В тот момент, когда приматы, казалось, приблизились на расстояние нескольких десятков метров, лес погрузился в тишину. Но не прошло и пары секунд, как Санз и Морган услышали рядом тихое "Х-ху" - взрослый шимпанзе озадаченно разглядывал членов экспедиции из ветвей. Неожиданности продолжались: первый шимпанзе начал подзывать своих товарищей по группе, что совершенно нехарактерно для диких обитателей леса.

И через мгновение показалась другая обезьяна. Затем третья... Шимпанзе расселись на ветках над лагерем и весь вечер заинтересованно наблюдали за тем, как был разожжен огонь, разбиты палатки и приготовлен ужин. Санз и Моргана не покидало ощущение, что не они изучают обезьян, а шимпанзе заняты научными наблюдениями.

"Мы надеялись, что они построят гнезда над тентами, и я обрадовался этому", - рассказывает Морган. Но местные следопыты, зная, что произойдет дальше, эту радость не разделили. Всю ночь шимпанзе орали, трясли ветки, мочились и испражнялись на крыши палаток и швыряли палки в нашу команду. Никто не спал. А на рассвете они как ни в чем не бывало спустились на землю и принялись наблюдать за людьми. Затем, крадучись, одна за другой, обезьяны исчезли в густом подлеске.

Как правило, завидев человека еще издали, дикие шимпанзе в панике бросаются наутек. И неудивительно, ведь долгое время отношения между нашими видами больше напоминали отношения между хищником и жертвой. Поэтому теперь из-за их скрытного образа жизни изучать приматов непросто. Ученые годами ходят за обезьянами по лесу, чтобы те привыкли к людям.

Только после этого можно заняться собственно исследованиями. Именно так и поступили два молодых приматолога - Дейв Морган, сотрудник Линкольнского зоопарка и Общества охраны дикой природы (WCS), и его супруга Крикетт Санз, ассистент-профессор Университета Вашингтона в Сент-Луисе.
Читать далее